?

Log in

No account? Create an account
рукотворная катастрофа: о лекции а.б.зубова
byruk
Оригинал взят у labas в рукотворная катастрофа: о лекции а.б.зубова
Предварительные замечания.
1. Идея этой публикации возникла у меня сразу же после того, как я ознакомился с полным текстом лекции1 в конце июня прошлого года, однако участие автора лекции в выборах в Госдуму и начатая в связи с этим кампания против него в российской прессе не дали мне возможности опубликовать свои замечания сразу. Теперь страсти улеглись, и можно поговорить об истории, а не о политике.
2. Ни в коем случае не считая себя специалистом по таким сложным темам как предыстория второй мировой войны или "тезис о превентивном ударе", тем не менее считаю возможным указать на элементарные ремесленные ошибки, сделанные лектором, и продемонстрировать на конкретных примерах, что немалая часть идеологического конструкта, созданного автором, базируется на игнорировании фактов, их пристрастной интерпретации, неточных данных, умолчаниях и пр.
Эти ошибки уместно разделить на случайные и систематические.
Read more...Collapse )
Идеологический конструкт.
Жанрово лекция А.Б.Зубова больше всего похоже на средневековое моралите, в котором, однако, роль аллегорических фигур Добродетели и Порока исполняют исторические персонажи. Добродетель олицетворяют, вне всякого сомнения, западные демократии. Им свойственны благородные поступки и устремления, что подчеркивается увесистыми цитатами из речей Черчилля. Даже отказ от конкретной помощи Польше в сентябре 1939 г. подается как желание спасти жизни своих граждан (к сожалению, мне не удалось найти первоисточник яркого диалога между Лукашевичем и Бонне, приведенного лектором). Англичане рисуются как "очень мужественная" нация, также "мужественно" сопротивлялись, судя по тексту, норвежцы и поляки. Советская армия такого эпитета не удостоена. Мюнхенские соглашения, по мнению лектора, стали следствием того, что Чемберлен был "очень миролюбивый", а также легковерный человек, тем не менее англичане становятся "очень тверды, когда, наконец, поймут, что их обманули".
Военное поражение Франции вообще лишь регистрируется и не удостаивается никаких уничижительных эпитетов, что опять-таки любопытно сравнить с описанием нападения Гитлера на СССР, разгром советских войск именуется "величайшей военной катастрофой".

Порок в лекции олицетворяет весь "большевицкий" Советский Союз, но более всего лично И.В.Сталин. Проф. Зубову удается создать портрет бесконечно злобного и агрессивного диктатора, страдающего при этом острой формой шизофрении, так как толком реализовать свои агрессивные планы он не в состоянии. Действительно, в начале лекции Сталин собирается ждать, пока Германия и Англия с Францией истощат друг друга войной, а затем воспользоваться плодами их слабости. Впоследствии он "страшно раздосадован" итогами войны с Финляндией, при этом каждая немецкая победа (Норвегия, Франция, Югославия) повергает его в ужас. И тем не менее, не дождавшись истощения и не отойдя от досады и ужаса, он принимает решение напасть на Германию. Если бы такую мотивацию придумал сценарист второразрядного фильма, он бы был уволен за надругательство над логикой. Но жанр моралите требует ультимативного Порока, а личная ненависть лектора не позволяет приписать покойному тирану хоть гран разума, поэтому в итоге Порок оказывается явственно дебиловатым.

Остается Гитлер, и тут у лектора возникает жанровая проблема. Роль Порока уже занята, введение второго отрицательного героя невозможно, так как оный будет бросать тень на сатанинскую уникальность первого. Поэтому Гитлер предстает фигурой амбивалентной, не лишенной положительных качеств. Оказывается, "планы Германии [т. е. Гитлера] были... миролюбивыми, но своеобразно миролюбивыми. Германия стремилась не к войне, она стремилась к мирному мировому господству". Эта фраза выпукло подчеркивает либерализм, царящий в российской исторической науке, потому что напиши ее любой современный немецкий историк, она бы стала для него, вне всякого сомнения, волчьим билетом. Зубовский Гитлер не только миролюбив, но умен и даже (по контрасту со Сталиным) благороден. Так, по мнению лектора, Гитлер принял решение "12 дней не вести наступления на Дюнкерк", чтобы позволить англичанам эвакуироваться. На самом деле, приказ об остановке танкового наступления был отдан командующим группой армий Рундштедтом (а Гитлером лишь подтвержден), наступление было остановлено на 3 дня, а не на 12, и причины остановки лежали скорее всего в военно-тактической плоскости (хотя и привели к стратегической неудаче). Теория, изложенная А.Б.Зубовым, является совершенно маргинальной и не находит подтверждения в документах 7. Но автор вытаскивает ее на свет божий, так как ситуационное "рыцарство" Гитлера (якобы считавшего, что англичан "нельзя унижать") противопоставляется "бездарной алчной абсолютно нечеловеколюбивой" политике Сталина.
Дальше — больше: по мнению Зубова, к решению напасть на СССР Гитлера склонили непомерные советские требования, выдвинутые Молотовым во время визита в Берлин 13-14 ноября 1940 года. О том, что приказ о подготовке нападения был отдан Гитлером уже 31 июля и о том, что за день до прибытия Молотова было дано указание ("Weisung Nr.18") продолжать подготовку к нападению вне зависимости от результатов бесед 8, лектор предусмотрительно умалчивает.
И наконец: ни при описании подготовки нападения на Польшу, ни при описании подготовки нападения на CCCР лектор вовсе не упоминает идею-фикс Гитлера о жизненном пространстве ("Lebensraum") на востоке. Это поразительно и примечательно одновременно: в лекции русского историка нет ни слова о том, что является обязательным местом практически в любой современной западной книге о плане "Вайс" или плане "Барбаросса".
Read more...Collapse )